Бавлы-информ
  • Рус Тат
  • «В моем огромном доме нет тепла, рядом нет близкого человека, к сожалению» - певец и композитор Виль Усманов

    Популярный артист татарской эстрады Виль Усманов о песне как средстве существования, нереализованных планах, недешевой профессии артиста и о своем опыте развода после 20 лет супружеской жизни.

    «ПЕСНЯ – СРЕДСТВО СУЩЕСТВОВАНИЯ»

     

    – Виль, вы все еще поете? Ваши песни в последнее время не звучат на радио, вас не видно на экранах телевизоров...

    – Видимо, вы не следите за моим творчеством. Пою. Если меня не видно на ТВ, это не значит, что ушел со сцены. Может быть, нет на ТНВ, а другие каналы показывают – «Туган тел», «Майдан», например.

    – Сотрудничаете с «Татар радиосы»?

    – Нет, потому что я для них неформат.

    – А какой у вас формат? Для какой аудитории вы поете?

    – Исходя из тем моих песен, можно сказать, что мой зритель – это люди старше сорока. Авторы моих песен тоже примерно того же возраста.

    – Вы себя считаете популярным?

    – Нет, не могу себя назвать особо популярным.

    – А были популярным?

    – Возможно, в начале своего творчества. Звали на разные мероприятия, концерты.

    – А сейчас почему перестали быть популярным?

    – Это ведь не от меня зависит. Говорить, что я совсем уж не популярный, тоже, наверное, неправильно. Ездим на гастроли. Приходится петь, потому что надо зарабатывать. Для меня песня – это еще и средство существования.

    – Можете собрать зал?

    – Сегодня на эстраде где-то 80 процентов исполнителей не могут собрать зал. И я среди них. Поэтому большинство известных артистов пошли в самую нелюбимую мной сферу – поют по банкетам или ведут разные мероприятия – свадьбы, юбилеи.

    – А это для вас недостойная работа – вести банкеты?

    – Нет, просто я не хочу полностью уходить в эту сферу. Могу сходить, но не на любой банкет.

    – Каким должен быть человек, который сможет увидеть вас на своем банкете?

    – Не могу сказать, каким, но не на все банкеты иду.

    – Сколько берете, например, за юбилей?

    – Точной стоимости нет. Для друзей могу и бесплатно спеть.

    – Но все же?

    – От 20 до 50 тысяч.

     

    «ЖИЗНЬ ТЯЖЕЛАЯ»

    – Эстрада изменилась?

    – Появляются разные направления. Вот Фирдус Тямаев пришел на эстраду новой волной. Теперь многие ориентируются на него, тоже стали танцевать на сцене. Все перешли на более ритмичные песни. Есть прекрасные исполнители – участники фестиваля «Татар моны», они могут петь хорошие, сложные народные песни. Но эти артисты тоже теперь перешли на более легкий формат. Если так пойдет, как бы наши бабушки в будущем не стали слушать один рэп.

    – А почему фестиваль «Татар моны» заглох?

    – Почему, он еще работает. Я был исполнителем обязанностей директора. Еще недавно вынашивал идею создания продюсерского центра для наших молодых артистов, которые умеют петь наши народные, аутентичные песни. Но не получил поддержки от министерства.

    – Как вы считаете, вот эти направления – рэп, танцевальные, легкие песни – соответствуют нашему менталитету?

    – Мне кажется, нет. Я не могу принять такие тексты, но сама видишь, такие песни слушают миллионы. Как говорится, народ «кайфует». Не так просто понять, что же нужно зрителю.

    – Значит, у вас не получается собирать залы. Раздаете билеты по организациям?

    – По-разному бывает. Приходится и через организации работать. Многие так делают. Просто не все признаются, стыдно.

    – Значит, приходится угождать разным руководителям?

    – Нет. Но у меня есть друзья среди руководителей.

    – Они состоятельные люди? Встречаетесь с ними «за рюмочкой чая»?

    – Они главы администраций. Их денег я не считал. А что касается встреч – бывает. Можем посидеть, поговорить о жизни.

    – Жизнь тяжелая?

    – Не легкая. Жизнь ставит свои условия, надо много и старательно работать. Я сегодня работаю не в государственной организации, а на себя. Если вдруг заболею и стану нетрудоспособным, не дай бог, и если нет накоплений, что я буду делать?!

    – А накопления есть?

    – Не такие большие суммы, но и они закончатся. Что хочу сказать: у нас сейчас нет уверенности в хорошей жизни в будущем.

    – Какая вам нужна сумма, чтобы прожить месяц?

    – Не меньше ста тысяч. Если меньше, то не хватает.

    – В Татарстане многие зарабатывают 30 – 40 тысяч, еще платят ипотеку.

    – Но из этих ста тысяч платишь аренду, за ротацию и что-то остается на жизнь. Быть артистом эстрады стоит дорого.

    – Кредит выплачиваете?

    – Да, я построил дом, поэтому пришлось взять кредит.

    – Если петь – это дорого, могли бы преподавать физкультуру? У вас и диплом есть.

    – Я знаю, что не проживу на 20 – 25 тысяч рублей учительской зарплаты, поэтому пою. А может, выплачу кредит, дострою дом, а потом и в школу. Не могу сказать с уверенностью, что смогу. Чтобы работать с детьми, нужны железные нервы.

    – Дети изменились?

    – Конечно, изменились. В молодости я преподавал. Дети тогда и дети сейчас – большая разница. Матерятся, курят. К учителю уважения практически нет. Нельзя на ученика поднимать голос, заставлять их работать. Случайно что-нибудь скажешь – ребенок донесет родителям, что учитель ударил, учителя и посадить за это могут.

     

    «ПЕСНИ НЕ ПРОДАЮ»

    – Вы же еще и композитор. За сколько песни продаете?

    – Пока не продавал, я их дарю молодым исполнителям. Но придет время, и цену назначу.

    – Как рождается мелодия? Появляется ниоткуда?

    – Это зависит от текста. Если в тексте увижу какую-нибудь привлекающую меня мысль, тогда и мелодия может родиться. Иногда берешь текст – ничего не рождается. Но проходят недели, читаешь эти стихи заново – получается прекрасная песня.

    – Сейчас на эстраде очень много однотипных песен, согласны?

    – За других не отвечу. Главное – песня не должна быть похожа на чью-то. И в народных песнях есть схожие мелизмы. Я пишу мелодию – и ее «забываю», то есть не приступаю к другой песне, пока не отпустит эта мелодия. Иначе эти две песни будут похожи.

    – Как вы считаете, у нас есть «вечные» песни, которые дойдут до будущих поколений?

    – Думаю, что есть. Тридцать лет назад я сочинил песню «Син яшерен йолдыз мэллэ?», ее поют по сей день. Люди слушают ее и спрашивают – это что, новая песня? Думаю, у каждого композитора есть такие песни. У Фирзара Муртазина это «Бер генэ минутка». У Ильгиза Закирова – «Энкэмнен догалары», Сара Садыкова подарила татарской музыке «Жидегэн чишмэ». Но таких «вечных» песен не должно быть много.

     

    «ЖЕНЕ СКАЗАЛ: НАДО РАЗВЕСТИСЬ»

    – С женой вы прожили 20 лет и развелись.

    – Да, мы развелись. Жили, вырастили детей, дали им образование.

    – Почему развелись?

    – И женщина меняется, и я тоже, наверное, изменился. Бывшая жена выполнила свою работу: родила детей, мы их вместе вырастили. А после этого радость от совместного проживания перестали чувствовать. Я сам предложил: надо развестись.

    – Не думали, что этим можете ей причинить боль?

    – Мысль о разводе созревает годами и только усиливается. Она уже была готова к разрыву брака. Мне тоже было нелегко уйти из семьи.

    – Думали о разводе, но жили вместе?

    – Да, жили вместе.

    – Собираетесь в будущем жениться еще раз?

    – Конечно. Сейчас я чувствую себя одиноким. В моем огромном доме нет тепла. Рядом нет близкого человека, к сожалению.

    – Жена должна быть моложе вас? На сколько лет?

    – Я должен быть старше ее на 10 – 15 – 20 лет. Это природой так предусмотрено.

    – Новый дом построили для новой жены?

    – Да, но пока живу один. Если дети хотят, могут жить со мной.

    – Взяли бы женщину с ребенком?

    – Предпочитаю воспитывать своего.

    – Сколько детей хотели бы?

    – Не знаю, может быть, двоих.

    – Жена будет работать?

    – Я считаю, что женщина не должна сидеть дома. Иначе она постоянно будет думать, где муж.

    – Что для вас любовь?

    – Помню одну мудрость от Туфана абый Миннуллина. Скажу примерно смысл: когда кушаешь намазанный медом хлеб, сначала съедаешь вкусное, а потом остается грызть остальное. И любовь так же – поначалу она сладкая, а потом уже, вспоминая, как было сладко, «доедаешь» остальное.

    – Вы человек вредный?

    – Этого во мне достаточно. Вредность есть у всех.

     

    Реклама

     

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: